Задать вопрос специалисту

Приобрети журнал - получи консультацию экспертов

Вгору
Курс НБУ
EUR/UAH
31.23536
RUR/UAH
0.45062
USD/UAH
26.23718
BTC/UAH
3581.8622
 

800 страниц – в первом чтении, 2162 – во втором

Posted Автор: Створено: в Блоги

 

Президентский закон о кодексах поражает размахом и противоречиями

 

20 июня этого года Верховная Рада приняла в первом чтении Законопроект №6232 под названием «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты». Горячие дебаты относительно этого уникального документа, который можно занести в Книгу Гиннесса за его объем и охват, похоже, начнутся осенью. Но уже поступает информация о том, что ко второму чтению депутатам будет предложен весьма отредактированный законопроект, и это вызывает определенные волнения в профессиональных кругах юристов, адвокатов, аудиторов.

 

Президентская инициатива одним махом перелопатить 3 кодекса и 18 законов встречена специалистами, прямо скажем, без большого энтузиазма. Тем более, что глава государства предложил рассмотреть около 800 страниц текста законопроекта в безотлагательном режиме. Но подобный реформаторский проект требует основательной проработки – он фактически предусматривает обновление и изложение кодексов в новой редакции. При этом разработчикам ультрасовременных евро-кодексов приходилось закрывать глаза на то, что инфраструктура в Украине далеко не такая уж современная, чтобы с завтрашнего дня или следующего года начать осуществлять правосудие цивилизованно -- с электронными судами, независимыми экспертами и экспертизами, вызывающими доверие.     

Специалисты Главного юридического управления ВР, проведя предварительный анализ текста законопроекта, уже выставили ему неудовлетворительную оценку: «отдельные положения неконституционны», «не согласуются с другими законодательными актами», «содержит внутренние несогласованности», «не соответствуют европейским стандартам относительно четкости, ясности, понятности, краткости, последовательности, эффективности…»

Общий смысл критики – в том, что из такого завала реформенных преобразований (одна сравнительная таблица законопроекта, подготовленная к рассмотрению во втором чтении, состоит из 2162 (!!!) страниц), будет весьма и весьма проблемно выбраться в здравом уме, трезвой памяти: «Выбранная форма не является оправданной не только с точки зрения физической избыточности объема законопроекта, не позволяющего качественно обработать текст», но и потому, что выписано все так замысловато, что «при дальнейшем внесении изменений в кодексы невозможно будет однозначно идентифицировать, куда именно надо вносить изменения». «Как следствие, применение положений таких актов будет крайне противоречивым и потребует многочисленных толкований, разъяснений», -- подчеркивает первый зам руководителя ГЮУ ВР А. Ныжник.

Похоже, столь масштабный законопроект готовился также в «безотлагательном режиме» и после перевода ряда образцов с английского не прошел полагающейся отечественной юридической шлифовки: юристы ВР поражены объемами «литературщины» в законодательном акте, где остались неопределенными такие оценочные понятия, как «денежные суммы незначительного размера», «дела незначительной сложности», «резервный судья», «автоматизированное распределение дел», «признанный специалист в области права», «источник сведений», «значительный общественный интерес»…

Более того, специалисты указывают: «В случае принятия закона будут нарушены такие основы судопроизводства, как гласность судебного процесса и право на справедливый суд». Эти угрозы заложены в положении, что «в случае, если суд придет к выводу, что фото-, кино-, теле- или видеосъемка, а также трансляции хода судебного заседания по радио и телевидению, в сети Интернет мешают ходу судебного процесса, суд может запретить или ограничить их проведение». Указанное положение в связи с дискрецией (когда решение должностным лицом или госорганом принимается на их усмотрение) полномочий суда невозможно считать основанным на принципах декларируемой «прозрачности».

Отдельные новеллы законопроекта ведут к нарушению прав ответчиков на справедливый суд. Например, предусмотрен порядок вызова ответчика, местонахождение которого неизвестно, через объявления на официальном сайте судебной власти Украины. «У значительного числа граждан нет возможности доступа к электронным ресурсам», -- справедливо замечают аналитики.

Вызывает нарекания и следующее положение в антисоциальном духе -- «кто без денег, тот и виноват». Предусмотрено, что в случае невнесения в установленный судом срок средств для обеспечения судебных расходов суд вправе отклонить ходатайства и о вызове свидетеля, и о назначении экспертизы, и о привлечении специалистов, переводчика… и принять решение на основе других, представленных участниками дела доказательств...»

К тому же в качестве дополнительной меры обеспечения судебных расходов суд сможет обязать истца внести на счет суда денежную сумму для обеспечения возможного возмещения предстоящих расходов ответчика на профессиональную юридическую помощь. Такие решения планируется, например, применять, в случаях, «если иск имеет признаки заведомо необоснованного или другие признаки злоупотребления правом на иск», если имущественное положение истца такое, что он не сможет возместить судебных расходов ответчика в случае отказа в иске.

Нет денег на счету суда «для обеспечения расходов на профессиональную юридическую помощь» -- и суд будет вправе по ходатайству ответчика оставить без рассмотрения любой иск.

«Указанные положения не учитывают статей 8, 22, 55, 64, 68 Конституции Украины и могут ограничивать право человека на доступ к правосудию и таким образом привести к нарушению статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Не учитывают приведенные положения и рекомендаций Комитета Министров Совета Европы государствам-членам относительно мер, облегчающих доступ к правосудию…, -- указывается в комментариях юристов.  

Вызвало отрицание и положение, в котором указано, что информация, полученная любой из сторон, а также судьей во время проведения урегулирования спора, является конфиденциальной. Это также не согласуется с принципом гласности судебного процесса, с Законом Украины «Об информации» и с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право на справедливое и публичное разбирательство дела.

Касательно введения «электронного суда», что предусматривается законопроектом, а именно -- введение Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы, которая должна обеспечивать обмен документами в электронной форме между судами, между судом и участниками судебного процесса, то такая инициатива, по мнению экспертов, является преждевременной. «Ведь значительная часть граждан Украины лишена возможности пользоваться новейшими информационными технологиями. Это связано как с низким уровнем материального обеспечения населения, так и с отсутствием надлежащего телекоммуникационного оснащения во многих регионах Украины. Большинство граждан будет вынуждено обращаться в суд в «бумажной форме», а значит платить полную ставку судебного сбора за такое обращение. В то же время для граждан, которые будут подавать в суд аналогичные документы в электронной форме, будет применяться коэффициент 0,8 для понижения соответствующего размера ставки судебного сбора. Тем самым будет нарушен один из основных конституционных принципов -- принцип равенства всех граждан перед законом», -- на это ужеуказывают эксперты Главного экспертно-научного управления ВР.

А, между тем, законопроект предусматривает существенное повышение ставок судебного сбора, и подобное «электронное неравенство» в нынешних экономических условиях сделает невозможным доступ к правосудию для значительного количества граждан, что является нарушением конституционного права человека на судебную защиту.

Также в законопроекте не предусмотрено отделение бумажного документооборота от электронного, и, на взгляд экспертов, это может привести к нарушениям в сфере документооборота и потере бумажных оригиналов документов, что при осуществлении судопроизводства недопустимо.

«Такая законодательная неопределенность, на наш взгляд, может привести к тому, что часть документов по делу будет существовать в электронном виде, а часть -- в бумажном. При этом одного целостного дела фактически не будет существовать, что может вообще сделать невозможным судебное разбирательство соответствующих категорий дел. Внедрение его новелл на общегосударственном уровне будет возможным только при условии преодоления «цифрового неравенства», -- подчеркивают эксперты.

Также законопроект направлен на ограничение круга дел, которые могут подлежать кассации, обжалованию. Приведен перечень таких дел. «Это может привести к существенному увеличению случаев обжалования судебных решений, принятых национальными судами, в Европейском судепо правам человека», -- указываю эксперты.

В законопроекте впервые в юридической практике предлагается определить штраф одной из мер процессуального принуждения. Согласно документу, суд может вынести решение о взыскании в доход Госбюджета штрафа до 5 размеров прожиточного минимума в случаях невыполнения процессуальных обязанностей или злоупотребления процессуальными правами. «Но штраф не может быть мерой процессуального принуждения, поскольку по своей сути он является денежным взысканием, налагаемым на лиц, совершивших соответствующие административное либо уголовное правонарушение, -- поясняют эксперты. -- Юридической науке пока не известен такой вид юридической ответственности как процессуальная». И напоминают, что подобные действия «штрафников» уже охватываются составом административного правонарушения, предусмотренного статьей 185-3 «Проявление неуважения к суду», которое может выражаться в том же злостном уклонении от явки в суд.

Также законопроект ограничивает компетенцию арбитража, что, по мнению экспертов, негативно скажется на имидже Украины как европейского государства. В большинстве демократических стран ограничений арбитрабильности споров почти нет. Любой частноправовой спор может быть сторонами передан на решение арбитража. Арбитражные суды в этих странах будут выносить положительные решения по спорам, которые являются неарбитрабильнимы в Украине, и, как следствие, такие арбитражные решения не смогут быть признаны и приведены в исполнение в рамках новой украинской юридической политики.

***

Интересно, что вскоре после подачи президентского «судебного законопроекта» альтернативный законопроект под №6232-1 подала депутат «Батькивщины» Алена Шкрум. Он уже отклонен профильным Комитетом ВР, но очевидно, что этот жест был рассчитан на то, чтобы указать на несовершенство законопроекта «высочайшего».

В пояснительной записке депутат указала, что объединение всех предложенных изменений в единый законопроект фактически делает невозможными его анализ и всестороннее обсуждение, и внесла в свое критическое обоснование определенную долю едкого сарказма:

«Учитывая, что Президент Украины вводит оригинальную практику объединения в тексте одного законопроекта положений по урегулированию абсолютно не связанных между собой сфер общественных отношений, считаем возможным предложить добавить в данные изменения еще целый ряд важных положений, а именно: по урегулированию вопросов дипломатической службы, социальной защиты военнослужащих, членов их семей и лиц, захваченных в заложники, что позволит в очень сжатые сроки решить большое количество существующих проблем».

***

На прошлой неделе юристы экспертной группы S&D(управляющий партнер -- Ирина Педь) сообщили, что в связи с подготовкой президентского законопроекта ко второму чтению законодатели приготовили «адвокатам» еще один подарок -- государственную монополию на  проведение судебных экспертиз в уголовном производстве.

«В действующей редакции Закона «О судебной экспертизе» государственная монополия распространяется только на три вида судебных экспертиз: криминалистические, судебно-медицинские и судебно-психиатрические. И вопрос о необходимости устранить эту монополию активно обсуждается не один год, -- заявляют эксперты S&D. --Никаких объективных причин для запрета поручать выполнение данных экспертиз частным экспертам нет. А существующее ограничение, препятствующее честной профессиональной конкуренции, привело только к затягиванию сроков исполнения экспертиз и созданию благодатной среды для экспертной коррупции».

Эксперты напомнили, что в проекте Закона «О судебно-экспертной деятельности», поданном в ВР в марте этого года (инициатор -- народный депутат Игорь Лапин, «Народный фронт»)предполагается полное устранение государственной монополии в экспертной деятельности.

«Но у народного депутата Игоря Алексеева, однопартийца Игоря Лапина, противоположное мнение. Он оказался сторонником жестко контролируемой государством экспертной системы. И по его предложению в законопроект 6232 попала норма, учреждающая государственную экспертную монополию. Последствия внесения данного изменения в Закон «О судебной экспертизе» печальны для уголовной адвокатуры. Адвокатам снова придется занимать место в очереди под перегруженными работой государственными институтами. Становиться заложниками корпоративности государственной экспертной системы. А в случае с резонансными политически окрашенными делами и вовсе оказаться лишенными возможности получить действительно независимое экспертное заключение. Очень жаль, что Комитет по вопросам правовой политики и правосудия поддержал государственный побег в авторитарное прошлое», -- заключают эксперты S&D.

На форумах, где обсуждаются текущие (между первым и вторым чтением законопроекта) реформенные судебные преобразования, звучат мнения, что при внедрении такой монополии о действительной состязательности, которой отличаются суды ЕС, можно будет забыть. Право стороны защиты в случае несогласия с позицией суда или следствия привлечь эксперта самостоятельно упрется в необходимости искать его только в государственных учреждениях.

Прежде в законопроекте касательно закона «О судебной экспертизе» предполагалось, что «лицо или орган, которые назначают или заказывают судебную экспертизу, могут поручить ее проведение тем судебным экспертам, которые внесены в государственный Реестр аттестованных судебных экспертов, или другим специалистам в соответствующих областях знаний». На сегодняшний день в этом реестре -- 10 440 специалистов, которые разделены на две группы:

-- специалисты госспецучреждений МВД, Министерства юстиции или Минздрава,

-- «не является специалистом» указанных учреждений.

Но и аттестованных судебных экспертов на сегодняшний день не хватает. Например, по состоянию на июнь 2017 г. в Реестре отсутствуют эксперты по специальностям «Исследование стекла, керамики и изделий из них»; «Исследование наличия вредных веществ в окружающей среде»…

***

Зарегистрирован в Парламенте и законопроект депутата Ольги Богомолец «О внесении изменений к Закону Украины «О судебной экспертизе». На сегодняшний день судмедэкспертиза в Украине осуществляется Госучреждением «Главное бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава Украины», 24 областными, и Киевским городским бюро.

Причем, министерское бюро не имеет своей базы, однако выполняет особенно сложные повторные комиссионные и комплексные экспертизы, а во многих населенных пунктах эти учреждения размещены в неприспособленных для работы помещениях. Морги, лаборатории, где проводятся судебно-медицинские экспертизы и которые являются основным рабочим местом экспертов, не оборудованы холодильными установками, кондиционерами, даже принудительной вентиляцией, несмотря на то, что в отдельных случаях экспертам приходится исследовать тела в состоянии разложения и гниения. Значительное количество бюро работает на морально устаревшем оборудовании, что безусловно мешает качественному и своевременному выполнению экспертиз.

И хоть законопроект Богомолец якобы направлен на «урегулирование вопросов финансирования» судебно-медицинской экспертной системы, которая финансируется из местных бюджетов по остаточному принципу, примечание в ее законопроекте насчет того, что принятие закона не потребует дополнительных расходов, приводит к мысли, что это законотворчество ради самого законотворчества, ведь одной перетасовкой финансов сыт не будешь и современным оборудованием не обживешься.

И еще относительно дискуссий экспертов насчет экспертиз. В соответствии с рассмотренным законопроектом президента №6232, к участию в судебном деле может привлекаться эксперт по вопросам права. Юристы ВР не готовы согласиться с такой новеллой. Во-первых, их смущает формулировка, что этим экспертом может быть «признанный специалист в области права», но проектом не определено, кем и в каком порядке он должен быть «признан». Во-вторых, не понятно, чем перестали устраивать суды научные консультанты, входящие в состав судов. В-третьих, проектом предусмотрено, что эксперт по вопросам права имеет право на оплату услуг и компенсацию расходов, связанных с вызовом в суд. Однако проектом не определен размер такой оплаты и порядок компенсации, а юридическая неопределенность – верный путь к «теневым раскладам». Наконец, законопроект предполагает, что суд сможет сослаться в решении на заключение эксперта в области права как на источник сведений, и должен сделать самостоятельные выводы по соответствующим вопросам. Однако такое понятие как «источник сведений» также отсутствует в законодательстве.

0
Для додавання та перегляду коментарів увійдіть спочатку на сайт з ім'ям користувача та паролем.

В Украине предлагают ввести «драконовские» штрафы за выброс мусора вне урны. Я - …

Абсолютно «за»! Надо бы и уголовную ответственность ввести за такое - 53.5%
Поддерживаю идею, но штрафы должны быть вменяемыми - 27.1%
Против штрафов. Нарушителей надо наказывать уборкой улиц и сбором мусора - 18.1%
Против. Те, кто мусорят, все равно платить не будут - 0.6%
Пока не определился - 0.6%

Стоит ли разрешить в Украине двойное гражданство?

Да, это нормальная мировая практика - 48.4%
Нет, рано нам - 35.9%
Кому нужно, давно пользуются - 11.1%
Мне все равно - 3.6%