Задать вопрос специалисту

Приобрети журнал - получи консультацию экспертов

Вгору
Курс НБУ
EUR/UAH
31.19265
RUR/UAH
0.44669
USD/UAH
26.47708
BTC/UAH
7772.8965
 

Алла Преловская: «Пока не поднимется экономика, не поднимутся доходы киноиндустрии»

10-11-69-70-39Наш разговор с менеджером международных проектов информационного агентства «Медиа Ресурсы Менеджмент» («МРМ»), куратором направления образовательных проектов «FILM.UA Факультет» Аллой Преловской состоялся в день, когда вступил в силу закон о языковых квотах на ТВ, обязывающий довести количество украиноязычного вещания на общенациональных телеканалах до 75 %. За невыполнение квот телеканалы будут штрафовать, штраф – 5 % от общего лицензионного сбора канала-нарушителя.

«МРМ» – первая украинская медиаконсалтинговая компания, работает на рынке с 2005 года. Предоставляет комплексные услуги, консультируя и обеспечивая практическую поддержку теле- и кинопроектов, начиная от разработки идеи и проведения всех необходимых маркетинговых исследований, заканчивая сдачей проекта «под ключ», налаживанием сети дистрибуции, составлением вещательных концепций, выводом компаний на международный рынок и т.д.

Беседовал: Роман Барашев

Уважаемая Алла, дайте, пожалуйста, итоговые оценки международному медиафоруму KYIV MEDIA WEEK 2017, который состоялся в сентябре этого года в Киеве. Какие результаты Вы бы выделили? Какие проблемы оголились?

Основная проблема – в финансовых объемах рынка. Рекламный рынок, который кормит украинский телевизионный сектор, составляет всего $280 млн.

А в 2013-м его объем был $617 млн, подчеркиваю, это только объем телевизионной рекламы.

В общем, ситуация следующая: имеем креатив, опыт, мощности, возможности, но производители сериалов, шоу и других телевизионных программ должны рассчитывать на меньшие суммы, которые они могут потратить на производство своих проектов.

Если говорить о тенденциях, то производители пытаются начать сотрудничество с международными компаниями – ищут партнеров в Европе, в Восточной, в Западной… В этом году на KYIV MEDIA WEEK прошли переговоры с представителями Китая и Кореи, чтобы достичь договоренностей на межгосударственном уровне.

Радует и то, что медиаиндустрия Украины достигла того уровня развития, что уже готова делиться своим опытом с некоторыми соседними странами из бывшего СССР. Например, на KMW состоялся круглый стол, посвященный поиску путей сотрудничества между Украиной и Молдовой, в ходе которого ключевые представители продакшен-сектора, телеканалов и государственных органов рассказали молдавским коллегам о наших успешных кейсах кино- и телепроизводства, господдержке и новых законодательных инициативах, о необходимости взаимопонимания и слаженной работы игроков медиарынка на всех уровнях.

А, скажем, Грузия?

Вы знаете, в Грузии все неплохо. Грузия гораздо больше, чем Украина, представлена в международных ассоциациях, имеет доступ к европейским фондам финансирования. У них тоже небольшой рекламный рынок, но и немного населения и каналов, однако в плане кинопроизводства есть немало успешных кейсов международной копродукции. У Грузии несколько свой путь. Я не вижу активных действий по налаживанию украино-грузинского сотрудничества, тем не менее, мы ездим к ним снимать разного рода контент: рекламу, музыкальные клипы, фильмы, а они – к нам, приезжали и на KYIV MEDIA WEEK в том числе.

10-11-69-70-37 copy

Какова ситуация в прибалтийских странах?

Они весьма привлекательны для Европы, так как у них в полной мере работает законодательство, направленное на поддержку производства кино, которое делает кино конкурентоспособным. К этим нормам стремимся и мы – прежде всего это денежные возвраты (cash rebates), позволяющие иностранным съемочным группам, работая в Литве, Латвии или Эстонии, сэкономить значительную часть бюджета. Государство привлекает таким образом иностранных кинематографистов, которые так или иначе инвестируют в развитие местной продакшен-индустрии. К тому же в этих странах идет финансирование из собственных и международных фондов. С Прибалтикой интересно работать, и у нас есть примеры успешной копродукции – например, фильм «Невидимый» (Invisible) снимается в партнерстве с литовскими партнерами, а «Иней» (Frost), в котором также участвовали украинцы, был выдвинут на премию «Оскар» от Литвы.

Для полной ясности возьмем еще один маркер – Беларусь.

Беларусы – дорогие наши соседи, тоже приезжали на медиафорум, у них все сложно. В контексте телевизионного рынка все очевидно: если это не цензура, то «колпак». Государство хочет все знать, видеть, контролировать, даже была попытка принять закон, чтобы все, что снимается на территории страны, получало предварительное одобрение-разрешение от министерства культуры, но до такой крайности не дошли. Люди что-то делают, но развиваться сложно, пока я не вижу в Беларуси перспектив для большого сотрудничества. Насколько я знаю, мы можем сотрудничать только в плане поставок нашего готового контента туда.

Что настраивает на позитив? Какие наметились главные тенденции развития рынка кино и телеиндустрии?

Мы стали заметнее, интереснее, привлекательнее. Да, в Украине – экономический кризис, это серьезный вызов, который хоть и переживается болезненно, но является и стимулом к развитию. Пока мы работали с россиянами, считайте, на одном рынке, все шло по накатанной, но это были не совсем здоровые рыночные отношения. Теперь наши актеры, сценаристы, режиссеры и операторы стали более востребованными. Да, сейчас нужно бегать-крутиться, придумывать недорогие в производстве проекты. Бюджеты сократились, но это побуждает искать свежий креатив, интересные сценарии, расширять географию партнерств.

10-11-69-70-72

Так, на KYIV MEDIA WEEK приезжал представитель платформы по сотрудничеству между Европой и Китаем – итальянский продюсер-режиссер Кристиано Бартоне, который снял первый совместный итальяно-китайский фильм. Он предложил присоединиться к европейско-азиатскому партнерству нашим компаниям.

Китай, Корея... Подписать договоры о сотрудничестве, конечно, можно, но на практике… Это же серьезные языковые барьеры, а расстояния? Сценаристы и актеры будут учить китайский и корейский?

Не стоит так усложнять. Корейцы в последнее время стали крупнейшими экспортерами форматов. Они делают домашнее шоу или сериал, и по их «рецептам» снимаются «ремейки» в других странах. Они продают права на съемки на основе их идей по всему миру – это очень успешные сделки. Форматы корейских сериалов-мелодрам покупают уже и в Украине. Это не афиши-руется, телеканалы этого не раскрывают, сохраню тайну и я.

Корейцы – такие талантливые придумщики?

Да, у них мощный креатив! В большом количестве их форматы и контент покупал Китай, но в какой-то момент китайский государственный орган, регули-рующий телевизионный сектор, вдруг понял, что очень много набрали корейского – надо ограничить, нужно свое, национальное. Теперь корейские продюсеры обеспокоены тем, что Китай покупать перестал, а корейские идеи, скажем так, воплощает.

Как известно, Китай не делает резких шагов в партнерском отношении, любые взаимодействия с Китаем, особенно в сфере аудиовизуального продукта – долгосрочная многошаговая стратегия, это всерьез и надолго. Еще правительство Азарова подписало меморандум между Украиной и Китаем о сотрудничестве в сфере кино, но Украина не выполнила своих обязательств, и после этого было очень сложно восстановить диалог.

Какие были обязательства? Затрагивали финансовую плоскость?

Нет, организационные. Вы должны понимать, что китайский рынок – очень богатый. Если фильм европейского производства (не блокбастер) в Европе собирает €1–2 млн, то такой прокат считается хорошим, успешным. В Китае топовые позиции занимают фильмы, собравшие более €900 млн! Кардинально разные уровни развития рынка. Там очень развита digital-сфера – фильм даже без показа по телевидению и в кинотеатрах может отбить вложения, если он попадает в правильные дистрибуционные онлайн сети.

Китай стал менее закрытым, им стало интересно зарубежное кино, у них есть квоты на американское, на международное кино, этого контента не так много, но отмечается спрос на авторские, фестивальные картины. После KYIV MEDIA WEEK наша официальная делегация уже съездила в Китай, где был подписан договор о производстве фильма под рабочим названием «Шелковый путь».

Нынешнюю ситуацию в области отечественного кино-теле-производства Вы в одном из интервью охарактеризовали следующими словами: «Сейчас очень непростое время, и единственный способ выкарабкаться – объединяться, заниматься копродакшеном внутри страны, между холдингами». Есть ли уже примеры такого взаимодействия между украинскими компаниями?

Это было пожеланием. Рынок маленький, и объединение усилий даст возможность сбрасываться и делать дорогие и более качественные продукты, а также систематизировать рынок, продвигать современное законодательство, добиваться прозрачности всех процессов.

Когда Вы говорите, что «прежние парт-нерства больше не работают», Вы имеете в виду разорванные связи между украинскими и российскими творческими коллективами? Болезненно ли происходит «развод», на Ваш взгляд?

Да, я имею в виду российско-украинские производства. Случилось то, что случилось. Это должно было случиться. Все уже перестроились, и тут особо нечего обсуждать.

10-11-69-70-36

Но разве произошел полный развод?

Да, некоторые коллеги – не стану называть фамилий – продолжают играть на двух площадках. Не знаю, зачем. И долго ли это будет продолжаться. Понятно, что было удобно – получил заказ, сделал продукт, умыл руки, отдыхаешь. Но это осталось в прошлом – в силу законодательных ограничений свежий контент производства России запрещен для показа на украинских телеканалах. Хочешь – сотрудничай, но твой контент не покажут, если он сделан в РФ и если в нем снялись актеры, которые входят в запрещенные списки. Теперь, в основном, контент производится так, чтобы расходы на него можно было отбить одним украинским рынком, а не так, как раньше – украинским и российским, который в десятки раз больше.

Как это воспринимает Ваша компания, эксперты? Без возмущений?

Мы – консалтинговая компания, мы лишь отмечаем тенденции. Что чувствуют авторы, актеры, продюсеры… – у каждого это все индивидуально.

У представителей съемочных, актерских групп, продюсеров наверняка остались дружеские отношения с представителями России…

Ну, мы же все люди. Чисто человечески мы не настроены бить горшки. Но, думаю, Майдан всех изменил.

Известно, что Ваша компания пытается налаживать связи с продюсерами из Европы – Франции, Польши, Турции, и на последнем KYIV MEDIA WEEK часто звучали вопросы, как украинским сценаристам, режиссерам влиться в международные проекты с гарантированным финансированием, обаять западных инвесторов, продюсеров. Наших там ждут? Что показывает опыт Вашей работы?

Надо понимать главное: никто никого не ждет. В этой сфере работают идеи и деньги, и совсем неважно, откуда ты. Если покажешь интересный проект – найдешь партнеров. Наша компания не так давно занимается выведением украинских продуктов на международный рынок, представлением их на «индустриальных площадках» и питчингах по всему миру.

На престижных площадках проходит строгий отбор: оценивается концепция, перспективность для дистрибуции, показа на разных территориях, качество анимации, подготовленность продюсеров и авторов к международному сотрудничеству… Сегодня мы разрабатываем презентацию, ищем партнеров для прекрасных украинских анимационных проектов «Мавка» и «Мама спешит домой». Все идет успешно.

И все-таки сотрудничество с Турцией, Францией, Польшей пока остается на уровне переговоров?

В 2015 году на экраны вышел совместный украин-ско-турецкий мелодраматический фильм «Люби меня» (Sev Beni). В этом году есть фильмы «Межа» (Украина – Словакия), «Изи» (Украина – Италия), «Иней» (Украина – Литва) и широкая международная копродукция фильма Сергея Лозницы «Кроткая», где Украина – миноритарный копродюсер. Больше готовых совместных фильмов и сериалов я не припомню. Мы же не так давно начали всем этим заниматься.

Какой сериал украинского производства последнего времени Вы бы привели в пример как наиболее успешный бизнес-проект?

«Нюхач». Это – настоящий прорыв украинской телеиндустрии! Он не только был продан как готовый продукт для показа на более чем 70 территорий, но и стал первым в истории иностранным форматом сериала, адаптированным в Японии! Японцы уже сняли и показали картину с хорошими результатами. Это определенно «прорубило окно в мир». «Нюхача» высоко оценили в Каннах на крупнейшей международной ярмарке телевизионного контента, которая проходит два раза в год, принимая около 14 тысяч участников со всего мира.

В чем главная «фишка», приведшая сериал к успеху?

Оригинальность идеи, прежде всего. В придумке, которой не было нигде раньше – уникальный метод расследования криминальных дел главным персонажем и визуализация того, что он видит и чувствует.

Расскажите об опыте MРM в подготовке и проведении питчингов. Как известно, питчинги бывают государственные, они же – конкурсы на госфинансирование, победители питчингов MRM, насколько я знаю, получают призы, например, в виде путевки на международную деловую площадку Filmteractive. Бывают ли питчинги без призов?

Вообще под словом «питчинг» понимается устная презентация проекта. На которой вы должны кого-то этим проектом «зацепить». Скажем, вы – продюсер, я – автор идеи. Вы – человек занятый, и для меня выделено 10–15 минут на представление идеи. На питчинги международного кинорынка съезжаются люди, которые отвечают за производство собственного контента на телеканалах, представители фондов, финансирующих производство фильмов и сериалов, независимые продюсеры. Суперзанятые люди, которые выделили день на посещение индустриальной площадки, заслушивание идей, обсуждение, деловые переговоры. У каждого питчинга свои цели, но главное – не приз. Главное – найти партнера, копродюсера, с которым ваш проект станет возможным для реализации.

10-11-69-70-35

Питчинг в Госкино – это своего рода конкурс, где перед комиссией авторы должны красиво и внятно изложить идею, бюджет, кастинг, перспективы будущего фильма, и комиссия на основании данной презентации и документов, которые вы прислали раньше, примет решение, выделять ли деньги налогоплательщиков на ваш фильм.

На нашем весеннем питчинге «Формат шоу» идеи для создания телешоу могут представлять авторы любого уровня, нет никаких строгих требований к участникам, например, чтобы у них уже был какой-то бюджет под это шоу или что-то еще, кроме идеи… Другое дело, например, рынок копродукции при Берлинском кинофестивале: там есть ограничения – фильм должен претендовать на бюджет не меньше определенного уровня, локальные проекты не рассматриваются. Часть проекта должна быть профинансирована, у проекта должна быть господдержка, словом, полный пакет коммерческого предложения. Туда уже отправляются представители крупных продакшен-компаний.

Расскажите об опыте проведения образовательных курсов для начинающих кинематографистов, которые МРМ проводит совместно со студией FILM.UA?

Мы проводим образовательные проекты очень давно, но раньше это были несистемные мероприятия. Проводили тренинги под заказ – например, для телевизионной группы, которая хочет обучить своих сотрудников из отдела спецэффектов основам особого вида пиротехники. Договаривались со специалистами в этой сфере. Везли ребят на Мальту, участвовали там в фестивале фейерверков, разбирались в химии порошков и огня. В другом случае – пригасили в Киев Линду Сегер, скрипт-доктора, гуру сценарного мастерства, автора книги, которая входит во все учебные программы киновузов мира, и Линда провела прекрасный двухдневный мастер-класс.

С 2014 года проводим эти мероприятия на регулярной основе, для чего организован образовательный центр «FILM.UA Факультет», в который все эти проекты и зашли. Объединились с киностудией: большая часть мастеров, которые делятся опытом, работают на студии FILM.UA или сотрудничают с киностудией: Виктор Мирский, Ольга Захарова, Артем Литвиненко, Слава Пилунский, Виктория Ярмощук и другие.

Первый учебный курс был выстроен таким образом, чтобы каждая лекция, каждый мастер-класс посвящались определенному этапу создания контента – от поиска идеи, поиска финансирования, производства до дистрибуции и фестивалей. За учебный год мы провели более 30 мастер-классов.

На следующий год испытали иную систему. Мастер-классы чередовались с двухдневными практическими курсами, где, например, предоставлялась возможность глубже изучить технику, поснимать, научиться монтажу и т.д. В такой модели отработали два года.

Кроме этого, мы обязательно проводим раз или два раза в год большие курсы с привлечением зарубежных экспертов. Начали сотрудничать с нью-йоркской киноакадемией, проводим интенсивы выходного дня – курсы для продюсеров, сценаристов, режиссеров, актеров. Интересно, что основная наша аудитория по большей части – даже не начинающие специалисты, а люди, задействованные в кино- и телепроизводстве.

Их чему-то не тому учат в университетах культуры и искусств, театра, кино и телевидения? Плохо учат?

Ну, вы же знаете – основные, необходимые знания специалист получает на практике, на работе. Очень важно перенимать профессиональный опыт от тех, кто продвинулся в этой сфере дальше. Но я ожидала увидеть на наших лекциях все-таки больше студентов из университетов культуры и Карпенко-Карого, но их не так много, несмотря на то, что мы чередуем платные и бесплатные курсы. Оказалось, студентов не так-то просто привлечь. Может, это связано с тем, что мы находимся на Троещине, и им кажется, что это – неблизкий свет.

Вероятно, им хватает своей загрузки.

Ой (улыбается), бросьте. Жажды к знаниям им не хватает.

Есть у нас отдельное образовательное направление для детей под брендом Cinema Kids, в котором несколько отдельных проектов: школа актерского мастерства с длительным периодом обучения, есть «киноканикулы», где во время школьных каникул дети занимаются или 5 дней, или 2 недели: проводят на студии время с утра до вечера, под руководством педагогов по кино и смежным профессиям – актерскому мастерству, гриму, костюму.

Слушают, записывают?

Кино снимают. Все познают на практике. Руководитель дает лишь вводную лекцию – что как устроено, как работает площадка, создается проектный лагерь, где участники не только творят, но и учатся договариваться друг с другом, слышать друг друга, находить компромиссы, а педагог помогает выбрать оптимальные решения. Должны определиться, кто актер, кто главный, кто не главный, кто будет работать с камерой, кто в роли режиссера. Признаюсь, бывали случаи, когда школьники считали, что если они снимают кино на крутой киностудии, то попроси они хоть лошадь в кадр или закажи съемку на Эйфелевой башне – и все им предоставят. Но нет. Кино – хоть и мир чудес, и мы бы очень хотели осуществить все их мечты, но так уж устроен мир, что требуется исходить из того, что возможно.

Можно посмотреть первые детские кинофильмы?

Да, они выложены в YouTube, смотрите канал Cinema Kids. Каждая смена «Киноканикул» заканчивается презентацией в нашем кинотеатре снятых фильмов для всех участников и их родителей.

10-11-69-70-167

Кроме того, отдельное образовательное направление – школа озвучивания и дубляжа. К тому же все дети попадают в кастинг-базу FILM.UA, и многие из них уже снимаются по-взрослому, попадают в рекламные и социальные ролики, те же сериалы. Каждому ребенку записывается видеовизитка, где представлены все его кинематографические данные.

У скольких же киевских школьников благодаря Вам осуществилась заветная мечта оказаться на экране?

За три года, которые мы работаем в этом направлении, отработали съемочные дни около 20 наших «выпускников». Им выплатили зарплаты. И это не «по блату» пристроенные ребята.

Также Вы готовите весьма интересный еженедельный обзор новостей кино-теле-рынка Украины и всего мира. Издание Media Business Reports является электронным?

Да, это информационно-аналитическое электронное издание, распространяющееся по подписке, его цель – в освещении международных тенденций медийного рынка вообще, продакшен- и вещательных рынков, в частности. Есть еще издание Content Report о производстве и дистрибуции аудиовизуального контента в Украине, России и странах СНГ. Ведем также ресурс на английском языке, The CR, где готовим обзоры медиа-рынка Украины и СНГ для иностранной аудитории.

Сколько аналитиков, экспертов работает в редакции?

Немного, человек пять. Много изучают англоязычных источников. Находятся на прямой связи с авторами крупных международных изданий, продакшен-компаниями, дистрибуционными компаниями. Собирают, анализируют информацию.

Только за второе полугодие прошлого года в эфир «первой шестерки» украинского ТВ вышли 48 премьерных сериалов. На Ваш взгляд, это хороший результат?

Вполне стабильная цифра. Может, раньше было и больше. Раньше наше телевидение баловало зрителя каждодневным показом одной, а то и двух новых серий. Однако это несколько не рыночное поведение. Сейчас стали менее расточительными.

Если еще 20–30 лет назад большинство телезрителей имели возможность посмотреть каждую многосерийную премьеру, то сегодня большинство вряд ли успевает посмотреть хотя бы четверть свежей сериальной продукции. Вы согласны с этим? Иной раз склады-вается впечатление, что сериалы создаются скорее под рекламу и доходы, чем для зрителя.

Да, было время, когда наступало затишье на улице, потому что все застывали у телевизора. Сегодня просто в этом нет необходимости – все увидеть, все просмотреть. И каналы, и онлайн-платформы нынче больше думают о сегментировании, таргетировании1, нишевости. Появились нишевые каналы, специализирующиеся на детективах, стрелялках, контенте для домохозяек… В наш цифровой век с возможностью доступа к любого рода информации, даже детей учат не столько поглощать знания в большом количестве, а, скорее, развивать мышление, позволяющее быстро находить и обрабатывать информацию.

Вы лично из 48 упомянутых прошлогодних сериальных премьер сколько просмотрели?

Я не смотрю сериалы от начала до конца, только отрывками. С лидерами, конечно, стараюсь ознакомиться более подробно.

Назовите лидеров украинского рынка последнего времени.

На мой взгляд, крепкие и интересные продукты, прежде всего, сериалы «Нюхач», «Слуга народа». Необычным и захватывающим получился сериал «Папа Дэн», молодежная история о непростых отношениях пары, где ему 24, ей 39 лет, и еще у нее трое детей и злая свекровь, но, несмотря ни на что, они хотят быть вместе. Сериал хоть и не имеет огромного количества просмотров, но это суперкачественно сделанный продукт. Пожалуй, выделю и ситком «Когда мы дома»…

А из иностранных проектов что порекомендуете?

На международном уровне происходит много интересного. Мы не видим всего – большая часть классных проектов показывается на кабельном телевидении в США, это сериалы, как многосерийные фильмы, в которые стремятся попасть крупнейшие режиссеры, актеры, сценаристы. Именно подписчики своими платежами дают им возможность развернуться, работать с деталями, сюжетными поворотами, актерской игрой.

10-11-69-70-0-1

Лично я люблю общественно-политические истории. Для меня один из интереснейших проектов последних лет – сериал «Карточный домик», понравилось «Черное зеркало», рекомендую посмотреть сериалы, получившие «Эмми-2017» – «Дневник служанки», «Большие маленькие истории»… Не могу не упомянуть нашумевшую «Игру престолов» – шедевр эпического жанра.

Любопытное направление – digital-телевидение, сегодня оно в основном упирается в продвижение контента через YouTube и другие интернет-платформы. На KYIV MEDIA WEEK я с интересом выслушал выступление руководителя канадской студии, которая рассказала о поддержке производства веб-сериалов канадским правительством. На Ваш взгляд, реально зарабатывать студиям на долгоиграющих роликах в Интернете?

Здесь кроме глобальной украинской проблемы пиратства все также упирается в объемы рекламного рынка. Он мал. И придется делиться с рекламными компаниями лицензиями от YouTube. В Украине на этом не заработаешь. Но можно презентовать, раскрутить себя. Например, был такой парень – Дурнев. Как проект существовал в Интернете. Потом его взял телеканал, вывел на кнопку, и проект «Дурнев» на «ТЕТ» стал одним из брендообразующих, спонсор подтянулся именно на телевизионный проект. Но я верю, что в сфере digital будет все больше денег. Что найдется спрос на контент, сделанный талантливо, поданный элегантно, с юмором. Но и рекламные бренды должны поверить в то, что незачем 150 раз в день крутить примитивный ролик… Не хотела ничего плохого говорить о фармацевтах… Может, у меня просто профессиональные искажения, но на меня их реклама не действует.

Когда проводится всемирный конкурс рекламных роликов «Каннские Львы», ты видишь, насколько бывает изобретательной, меткой, красивой реклама, смотришь ее с удовольствием. Такая реклама оставляет приятное «послевкусие», формирует лояльность к бренду… А у нас в основном пытаются взять нахрапом. Кто-то верит, что именно нахрапистая реклама повышает продажи.

Сегодня украинские «сериальщики» могут потратить на серию – $30–50 тысяч. До революции называлась средняя цифра в $100 тысяч, а некоторые проекты стоили гораздо дороже. Это приводит к потере актеров? «Утечка талантов» продолжается?

Да, произошло значительное снижение производственных бюджетов. А все, что могло, «утекло» давным-давно. До 2014 года. Туда, куда все традиционно «утекали», поток существенно сократился…

Россию имеете в виду?

Да, а в другие страны в этой сфере не так-то и просто «утечь».

Особенно – в Китай.

(Смеется). О Китае вообще никто не говорит. Но на европейском рекламном рынке работают наши режиссеры и операторы, правда, это единичные случаи, поскольку все в этой сфере все-таки привязано к менталитету, культурному коду – сложно написать, сыграть чужое. Это не ІТ. Поэтому мы должны работать над тем, чтобы можно было комфортно работать в этой сфере здесь. Впрочем, пока не вырастет экономика в стране, заработки занятых в киноиндустрии не вырастут тоже.

При этом у актеров пока все хорошо. Украинские артисты наконец-то вышли из тени приглашенных российских, стали более востребованы, начали сниматься и в украиноязычных продуктах; они все чрезвычайно заняты, у них поднялись гонорары, и, на мой взгляд, заслужено – раньше они были недооцененными. Сейчас скорее актеров не хватает, чем денег на актеров.

Появился большой риск – взять российского актера, который попадет в список запрещенных, и вы не получите прокатного удостоверения для вашего контента.

Жестко.

Зато есть возможность вырастить рынок своих профессионалов, предоставить им возможность развиваться. То же самое происходит на музыкальном рынке – в связи с квотами на радио, я уверена, у нас скоро откроются совершенно чудесные музыкальные имена.

Вас не пугает, что мы замыкаемся в узких рамках локальной культуры? Что это стена…

Мы не замыкаемся, мы становимся независимыми. Есть обстоятельства, данность…

Но эта же данность идет из политической, а не культурной плоскости.

Когда есть военный конфликт, нет смысла бежать впереди танка и обмениваться букетами.

Почему нет смысла? Культура должна вести к миру, я так понимаю. Многие из Вашей среды обмениваются букетами. Возьмем Вашего коллегу – продюсера Влада Ряшина, который призывает к отказу от искусственных запретов, живет в Москве, кажется, но прославляет Украину. Он – враг? Должен был все бросить, вернуться в Киев? Оставить бизнес, перековеркать судьбу… Он говорит, что качественный продукт, сделанный только для украинского рынка, априори нерентабелен, что без российского рынка сериал не окупить. А копродукция с западными партнерами значительно усложняет администрирование проекта, требует дополнительного финансирования. Да и выстроить отношения с теми же поляками сложнее, поскольку у нас разные языки, разные актеры, разные предпочтения.

Не хочу даже углубляться в это. Не вижу необходимости. Пусть он занимается чем угодно. Кому-то важнее бизнес, кому-то идеи. У меня есть друзья, родственники в России, у меня с ними все хорошо. Но на политическом, финансовом, партнерском уровне я не вижу потребности ломать эту стену. Все непросто, но нам есть куда стремиться.

Но когда Вы говорите, что кино и телепроизводство по бюджетам рухнуло в три раза, разве это хорошо?

Нехорошо, но это не повод складывать руки. И я бы отметила, бюджеты упали в долларовом эквиваленте, мы понимаем – в гривневом эквиваленте падение не такое значительное.

Все ли компании чувствуют себя уверенно или выживают в предчувствии банкротства?

Не скажу, что чувствуют все, не знаю. Все работают, как-то выкручиваются. Никто не закрылся, несмотря на трудные времена. А если посмотреть на результаты последних недель проката украинских фильмов в кинотеатрах – так вообще можно сказать, что мы на подъеме, как никогда раньше.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

В Украине предлагают ввести «драконовские» штрафы за выброс мусора вне урны. Я - …

Абсолютно «за»! Надо бы и уголовную ответственность ввести за такое - 54.6%
Поддерживаю идею, но штрафы должны быть вменяемыми - 28.1%
Против штрафов. Нарушителей надо наказывать уборкой улиц и сбором мусора - 15%
Против. Те, кто мусорят, все равно платить не будут - 1.3%
Пока не определился - 0.5%

Стоит ли разрешить в Украине двойное гражданство?

Да, это нормальная мировая практика - 50.9%
Нет, рано нам - 33.3%
Кому нужно, давно пользуются - 12%
Мне все равно - 3.1%