Задать вопрос специалисту

Приобрети журнал - получи консультацию экспертов

Вгору
Курс НБУ
EUR/UAH
32.47299
RUR/UAH
0.43093
USD/UAH
26.22596
BTC/UAH
8497.5244
 

Сергей Тарута: «По правилу трех «П» – профессионал, патриот, порядочный человек»

3-74-9После возвращения родного Мариуполя под контроль украинских войск Сергей Тарута, находившийся тогда в незавидном статусе председателя Донецкой обладминистрации, по поручению Президента Украины Петра Порошенко перенес сюда административный центр растерзанной области. Мариупольцы «выписали» ему путевку в большую политику: миллионер одержал уверенную победу на последних выборах в ВР. Нынешний созыв стал первым для успешного предпринимателя, председателя совета директоров «Индустриального союза Донбасса». В прошлом году создал партию «Основа», став ее неформальным лидером. Резко критикует политику украинской власти, Президента, Нацбанка, считая, что если в Украине прекратить коррупционный беспредел и разгул радикалов, то страна получит шанс к 2030 году войти в ТОП-30 самых экономически развитых стран с ВВП на уровне $710–750 млрд.

Беседовал: Роман Барашев

Сергей Алексеевич, Вы стали губернатором Донецкой области в 2014 году, в самые трагичные, самые сложные для региона и Украины дни. Какие события потрясли Вас больше всего, врезались в память на всю жизнь?

Я согласился занять пост губернатора, когда фактически здание администрации было уже захвачено. Приходилось работать «с колес». За мной постоянно ездили две машины с вооруженными людьми, явно российского происхождения. Их целью было захватить меня, чтобы легитимизировать Губарева (Павел Губарев – один из лидеров самопровозглашенного государства Новороссия – прим. ред.), но я успевал уйти. Иногда их отставание измерялось секундами. Это были действительно горячие дни.

Меня поразило абсолютное отсутствие наших силовых институтов, которые бы оценивали ситуацию, фиксировали, как захватывают воинские части и административные здания. И не было подразделений, которые могут этот процесс остановить. Ситуация раскачивалась по всем городам. Ну а потом, 22 мая, случилась трагедия в Ольгинке, когда убили наших солдат, установивших блок-пост. Это уже была война.

Причем с той стороны творили настоящий «беспредел», а с нашей стороны все должно было быть в рамках закона. Хотя уже становилось понятно, что надо срочно менять криминальный кодекс, менять законы. Например, запрещалось использовать силы военных, только спецназ имел право обезвреживать боевиков, которыми руководили российские инструкторы. Была большая надежда на Виталия Ярему, первого вице-премьера, которого прислал и.о. Президента для нейтрализации боевиков. С ним приехали 1100 силовиков из Киева. Они больше недели пробыли у нас, но не смогли изменить ход развития истории по захвату Донецкой области.

В одном интервью Вы сказали: «Если бы я был Президентом, этой войны бы не было, мы б ее упредили». Довольно амбициозное заявление. Можно конкретнее: в чем были главные ошибки власти? И еще Ваши слова из той же серии: «Не было бы меня, моей команды – не было бы Мариуполя, не было бы Мариуполя – был бы проект «Новороссия».

В то время я жестко критиковал руководство страны за бездеятельность. И на примере Мариуполя, когда уже мне поручили организовать освобождение и защиту города, я показал, что и как можно сделать. Мы освободили город без потерь, а потом защитили его от наступающих войск с минимальными потерями. А ведь если бы Мариуполь не устоял, то открылся бы сухопутный коридор в Крым, именно в этом и заключался проект «Новороссия». Защитив Мариуполь, мы не дали этот проект реализовать.

3-74-32

В сентябре прошлого года Вы выступили с резкой критикой главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, заявив, что приведенные факты «особенно заинтересовали Джеймса Вулси, бывшего главу ЦРУ». В частности, Вы тогда изложили следующий тезис: «Из национальной банковой системы украдено $3,5–5 млрд. Гонтарева назначена незаконно, а по причине заинтересованности Порошенко в данной кандидатуре. За Гонтаревой с ее прошлого места работы тянется шлейф сомнительных финансовых операций. Компания ICU оказывала помощь «семье Януковича» в выводе средств из Украины». Привели примеры махинаций ICU с НДС. Напомнили, что в мае 2016-го директор НАБУ Артем Сытник заявил, что антикоррупционное бюро расследует дело по факту выведения из банков-банкротов миллиардов гривен, и прямо обвинили в причастности к этим махинациям руководство Нацбанка… Опишите результаты этой борьбы на сегодняшний день. Ведь Ваши обращения поступили и в ВР, и к Президенту, и в международные организации. А столь «масштабный коррупционер» продолжает оставаться руководителем банка, пусть и управляет им из затяжного отпуска. Как понимать подобную пассивность высокопоставленных лиц государства и международных партнеров к таким громким разоблачениям?

В том, что власть не услышала моих обвинений в адрес Гонтаревой, нет ничего удивительного. Коррупционерам с Банковой выгодно не замечать коррупцию в Нацбанке на Институтской, тем более они взаимосвязаны по многим параметрам. Президент подает кандидатуру главы НБУ в парламент, то есть он за нее отвечает. Рука руку моет.

Нельзя сказать, что западные партнеры не заметили моих обвинений в адрес Гонтаревой. Я считаю, что они до поры до времени ждали от украинских властей решительных действий, но таковых не последовало. Международные партнеры работают не по каждому отдельному случаю украинской коррупции. Они действуют системно. И мы сейчас видим, с какой настойчивостью хотят создать в Украине отдельный, неподконтрольный Банковой Антикоррупционный суд, который бы судил за коррупцию не только депутатов и налоговиков, но и топ-банкиров. Я считаю, что в создании Антикоррупционного суда под давлением западных партнеров есть и мой большой вклад.

Даже назначение нового главы НБУ (сейчас рассматривается кандидатура Якова Смолия) ничего не изменит. Проблема в том, что Смолий – креатура Гонтаревой, часть этой системы, идейный продолжатель ее дела. Как мы видим по решениям НБУ, после того как Смолий стал исполняющим обязанности, политика Нацбанка не изменилась. Он продолжал выполнять распоряжения Гонтаревой, даже когда та была «в отпуске», и «зачищал» последствия ее работы.

Назначение нового главы НБУ все равно будет политическим, но важно, чтобы следующий руководитель Нацбанка не служил конкретным интересам. Однако я пока не вижу предпосылок для того, чтобы Нацбанк был по-настоящему независимым финансовым регулятором, а его руководитель – независимым от Администрации Президента управленцем. Это возможно только после смены власти в стране, когда мы полностью поменяем систему, в том числе систему назначений на высшие административные посты. Чтобы назначения были по правилу трех «П» – профессионал, патриот, порядочный человек. А не как сегодня – по принципу близости к Президенту.

Одно из Ваших убеждений заключается в том, что 70 % чиновников в Украине – ненужный государству балласт, это просто разбазаривание денег, на смену им должно прийти электронное правительство. Каких бюджетных учреждений раздутость штатов касается в первую очередь?

Электронный документооборот, электронные услуги населению и бизнесу позволят в значительной мере избежать необходимости вживую сталкиваться с чиновниками. Именно «общение с глазу на глаз» является одним из факторов коррупции. Сейчас ведется определенная работа по улучшению электронного взаимодействия государства с населением и бизнесом. Но говорить о существенном прогрессе еще рано, многие украинцы, особенно в регионах, просто не знают о таких возможностях.

Внедрение электронных сервисов позволит существенно уменьшить армию чиновников. Сокращать нужно все виды госслужащих, особенно в контролирующих службах, которые только «кошмарят» бизнес-проверками и своими действиями создают Украине негативный инвестиционный имидж.

3-74-33

Мы сейчас и в рамках нашей работы по Доктрине сбалансированного развития «Украина-2030» и во время работы над программой партии «Основа» уделяем этому большое внимание. У нас практически готов пакет документов по «электронному управлению», по объединениям баз данных государства в единую электронную систему. И мы уже видим, что 70 %, о которых Вы говорите – это минимум. Можно сократить и больше.

Недавно Вы побывали в крупных украин-ских портах – Мариуполе, Бердянске, Херсоне. В целом, какая там ситуация?

Я сам из портового Мариуполя, с проблемами портов знаком с детства, эта сфера находится в постоянном поле зрения в связи с моей профессиональной деятельностью. Проблемы в портах в чем-то разные, в чем-то одинаковые, но результат один – падение грузооборота. В 2017 году Мариупольский, Бердянский порты сократили грузооборот по сравнению с 2016-м. Причин тому много: сокращение промышленного производства, военный конфликт на Донбассе, потеря традиционных транзитеров, введение Россией ограничений по судоходству через Керченский канал.

До последнего времени государство изымало в бюджет 75 % прибыли государственных портов, то есть на развитие и инвестиции средств фактически не оставалось. С 1 января 2018 года эту цифру сократили до 50 %, что немного улучшит ситуацию, но не столь существенно, как хотелось бы портовикам. Средств на техническое перевооружение и модернизацию у них практически не остается.

Сейчас я вплотную занимаюсь вопросом возрождения портов в Мариуполе и Бердянске. В частности, через Мининфраструктуры в прошлом году я пролоббировал перевод в Азовское море специализированного судна «Меотида», которое сразу же приступило к дноуглублению в Мариуполе. Это судно также будет проводить дноуглубительные работы и в порту Бердянска, что положительно скажется на возможностях порта по перевалке грузов.

Развивать логистику нужно в рамках общей системы стимулирования промышленности, судостроения, развития инфраструктуры, обеспечения дешевыми долгосрочными кредитами и содействия экспорту. Когда будет что экспортировать, то будет что перевозить. Это оживит и местное производство, и порт.

Как народный депутат буду обсуждать решение стоящих перед портовиками проблем. Все, конечно, решить будет сложно, проблемы имеют долгосрочный характер и их решение зависит от многих людей и условий, но то, что сможем, обязательно решим.

Год назад на Мюнхенской конференции Вы представили план мирного урегулирования конфликта на Донбассе под названием «Три основы». Он касался введения миротворцев и работы так называемой «международной переходной администрации» в регионе. К Вам прислушались? Продолжаете отстаивать эту идею?

Безусловно, я продолжаю настаивать на плане «Три основы» и предлагаю переход к новому, Венскому формату переговоров: перенести площадку переговоров в Вену в новом формате – Украина, Россия, США, Германия и Франция – с назначением постоянных спецпредставителей от всех сторон с обширными полномочиями. Фактически это будет «новый мирный процесс».

В основе переговоров – разработанный моей командой детальный и последовательный план реинтеграции Донбасса, который включает ввод на Донбасс миротворческого контингента ООН и международной переходной администрации.

План «Три основы» включает три этапа реализации, два из них уже находятся на стадии обсуждения на международном уровне. С вводом миротворческого контингента ООН на Донбасс согласны все стороны переговоров, включая Россию, а перенос переговорной площадки из Минска поддержал президент США Дональд Трамп.

Почему мой план до сих пор не реализован, это вопрос к власти. Нам уже обещал один человек прекратить войну за две недели. Многие ему поверили – и ошиблись. Так быстро не будет. Но я верю, что после смены формата переговоров мира можно будет достичь за несколько месяцев. А вот полная интеграция Донбасса займет 2–3 года. Год – на обеспечение мира и проведение выборов по местному законодательству. Остальное время – на восстановление доверия к украинской власти, на «ментальное» возвращение жителей Донбасса в Украину.

В Ваших высказываниях часто звучат крайне нелицеприятные и очень серьезные обвинения в адрес Петра Порошенко. Фактически Вы называете Президента и его окружение людьми, наживающимися на войне. Цитирую: «У государства нет стратегии восстановления Донбасса, и виновато в этом не Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины, а лично Президент. И если бы дети Президента находились на фронте, то военный конфликт на Донбассе был бы уже давно разрешен. Четыре года идет война, потому что на этой войне зарабатывают. Иловайск, Дебальцево – трагедии, лежащие на совести Порошенко». Вы не опасаетесь банальной расправы за такие высказывания?

Я видел и пережил в этой жизни слишком многое, чтобы бояться. Но сейчас угрозы принимают все более конкретные формы. Совсем недавно мой офис и дом были забросаны бутылками с «коктейлями Молотова». Радикалы взяли на себя ответственность и прямо заявили, что это связано с моей позицией по миру на Донбассе.

Не случайно нападение произошло как раз в тот в день, когда я вылетал в Мюнхен на конференцию по безопасности, где моей целью были мирные переговоры. К сожалению, у нас власть сращивается с радикалами, и власть, и радикалы за продолжение войны. Но они меня не остановят, я продолжу бороться за мир. На конференции в Мюнхене увидел, что там Украину, к сожалению, воспринимают, как страну, где по улицам ходят люди с нацистской символикой. Я с детства вырос на других ценностях – на антифашизме, на борьбе за мир, и продолжу борьбу за мир, сколько бы на меня не нападали.

Вы создали политическую партию «Основа», нацеленную на парламентские выборы, которые пройдут в 2019 году. Выборы Президента – в следующем. Будете выдвигать свою кандидатуру на президентский пост?

Выдвигать кандидатуру на президентский пост буду не я, а партия «Основа», и не меня, а самого достойного кандидата. Мы – партия идей, а не отдельного человека, и этим принципиально отличаемся от других политических сил. Решения по конкретным, идущим на выборы кандидатурам мы будем принимать на внутрипартийных выборах – праймериз, где будем выбирать самого достойного как на пост Президента, так и в Верховную Раду и на местные выборы.

3-74-12

Все, кто приходит в партию, имеют равные возможности. Никакие места ни за кем не закреплены. Партия «Основа» – это социальный лифт для тех, кто готов браться за дело и идти управлять государством.

«Основу» представляют три лидера: Вы, Андрей Николаенко и Екатерина Вайдич. Молодые, мало кому известные политики. Чем Вы руководствовались при таком выборе кандидатур?

Выбирая руководство партии, используем принцип трех «П» – профессионализм, патриотизм и порядочность. Мы смотрим на дела и репутацию. Все, кто сегодня со мной в партии, – это люди дела, люди, которые уже доказали себя в бизнесе, в управлении. Мы вместе создали сотни тысяч рабочих мест, запустили множество производств.

Руководителя партии – Андрея Николаенко хорошо знаю лично, он был моим заместителем, когда я был губернатором Донецкой области. Откликнулся на просьбу помочь в трудный момент, когда мало кто решился бы. А до этого он и сам был губернатором, в Кировограде. У людей о нем остались только хорошие впечатления, все помнят, сколько он успел за короткий срок построить, отремонтировать. А главное – создал долгосрочный план развития области, задал вектор развития, по которому область до сих пор движется. Сейчас успешно занимается бизнесом, а в свободное время, на общественных началах – партией. Вот таких людей мы ждем в «Основе».

В парламенте «под сукном» лежит Ваш законопроект о выборах. Вы утверждаете, что при действующем законе выборы будут сфальсифицированы. Какой же механизм, прописанный в Вашем законопроекте, позволяет избежать этого? Если выборы будут сфальсифицированы, какой смысл ввязываться в игру с шулерами?

Я проголосовал за новый Избирательный кодекс, который был принят в первом чтении 7 ноября. Этот документ должен убрать мажоритарную систему, что поможет устранить причины политической коррупции. Выборы будут проводиться по открытым партийным спискам. Больше не будет возможности покупать голоса избирателей очередной «предвыборной гречкой».

Однако и этот пока еще не принятый в окончательном виде Избирательный кодекс нуждается в изменениях. Поэтому я подал три важные поправки, которые предусматривают:

Снижение проходного барьера для партий до 3 %, что должно способствовать обновлению парламента и росту политической конкуренции.

Изменение границ избирательных округов с целью недопущения игнорирования мнения украинцев, которые находятся на временно оккупированных территориях Донбасса и АР Крым. Также выработаны условия проведения выборов на этих территориях.

Механизм процедуры отзыва народного депутата в связи с утратой доверия избирателей.

Все предложенные изменения должны расширить представленность регионов и политических партий в парламенте, а также усилить уровень ответственности народных депутатов перед избирателями.

3-74-17

Вместе с партией Вы презентуете свою «Доктрину сбалансированного развития «Украина-2030». Чем та Украина, которую Вы видите в идеале в 2030 году, будет отличаться от нынешней?

Начну с того, что Доктрина – это внепартийный документ. Его поддерживает не только партия «Основа». Это продукт, разработанный пятью ведущими университетами страны при участии и бизнес-сообщества, и гражданских активистов.

Доктрина предполагает создание условий для достижения экономического роста не менее 10–15 % в год, чтобы к 2030 году войти в ТОП-30 самых экономически развитых стран с ВВП на уровне $710-750 млрд. И иметь в результате не менее 50 % среднего класса. Также она предполагает реализацию человекоцентричной модели развития страны. Необходимыми путями для этого являются детенизация экономики, деофшоризация и дерегулирование бизнеса, борьба с коррупцией, либерализация налоговой политики, внедрение высоких технологий, пересмотр условий сотрудничества с МВФ и разработка бизнес-конституции.

По самому оптимистическому сценарию, Украина имеет только 3 %-ную вероятность достижения к 2030 году сбалансированного развития уровня развитых стран. Но даже эту мизерную возможность мы должны использовать.

Мы презентовали Доктрину в парламентах Германии, Франции и Великобритании, во всех крупнейших украинских университетах. Видим живой интерес со стороны местных властей, ученых и бизнеса. Сейчас мы выходим на стадию, когда будем помогать местным властям и ученым в регионах разрабатывать региональные стратегии развития на основе Доктрины. И конечная наша цель – реализовать эту Доктрину и в масштабах страны, и на уровне каждого региона.

Я лично горжусь, что смог принять участие в разработке первого научно обоснованного плана развития в истории независимой Украины.

Не будем развивать промышленность – придется стать «банановой республикой». Машиностроительные гиганты «уснули», похоже, надолго. «Для модернизации украинской металлургии нужны дешевые долгосрочные кредиты», – заявили Вы после поездки в родной Мариуполь в начале февраля этого года, где презентовали новую политсилу. Но где их брать – дешевые кредиты? Какие отрасли промышленности надо развивать в Украине?

Нам нужно создать привлекательный инвестиционный климат, убрать преграды для инвесторов, то есть побороть коррупцию, провести дерегуляцию и налоговую реформу. И, главное, необходимо поменять власть в стране, поскольку действующая власть полностью потеряла доверие инвесторов. Только такие условия позволят вернуть доверие инвесторов к Украине и привлечь дешевые долгосрочные инвестиции. Это – что касается иностранных инвестиций. Но есть и огромный внутренний потенциал.

На руках у населения десятки миллиардов долларов, которые люди прячут буквально «под матрасом», не доверяя нашей банковской системе. Сможем вернуть доверие к банковской системе – а увольнение Гонтаревой это первый шаг, – эти деньги вернутся через банки в экономику страны.

А дальше надо внимательно прочитать нашу Доктрину сбалансированного развития «Украина-2030» – она предлагает на основе привлечения инвестиций и инноваций, использовав уже существующий промышленный потенциал, вернуть нам утраченные индустриальные позиции. То есть быть не только «житницей», но и «кузницей» Европы, производителем высокотехнологичных товаров с высокой добавленной стоимостью. ИТ, космос, самолеты, многие сферы машиностроения – это все мы можем делать. Нужны только желание и инвестиции.

В Мариуполе Вы посетили меткомбинат им. Ильича, где общались с руководством и трудовым коллективом предприятия. Какая там ситуация, что больше всего волнует людей?

Встречали нас очень хорошо, тепло. Впечатления очень разноплановые. В разговорах с руководством и трудовым коллективом поднимался широкий круг общегосударственных и местных проблем.

Людей волнуют насущные, жизненные проблемы – война на Донбассе, постоянное повышение цен и тарифов, эксперименты под видом «реформ». Проблем много, большинство из них сложные и их нужно решать на центральном уровне.

Главные же положительные впечатления – люди готовы работать, они сами предлагают пути решения проблем. Моя задача как народного депутата помочь им максимально быстро и эффективно решить те вопросы, с которыми они не могут разобраться сами.

3-74-18

Со своей стороны я делаю все, что могу. В прошлом году лично запустил два завода – Днепровский металлургический комбинат и Днепровский трубный завод. Предприятия остановились из-за блокады Донбасса. Оборвались производственные цепочки – сырье не шло на комбинаты. Я воспользовался своими связями с представителями отрасли, договорился с новыми поставщиками, под мое честное слово они дали сырье с отсрочкой платежей. И в результате больше 10 тысяч людей вернулись на свои рабочие места.

В Каменском это помогло буквально спасти город, где ДМКД – градообразующее предприятие. Пошли деньги в бюджет города, на социальные нужды. Каменское был на грани того, чтобы все жители оттуда уехали, а мы этот город спасли.

Но это – отдельные, точечные решения, которые не могут исправить картину в целом. А нужно решение системное. Необходима смена власти, перезагрузка государственной политики и запуск в действие нашей Доктрины.

Вы поддерживаете спецпроект «Жизнь с нуля», который реализует парламентская платформа «Будущее Донбасса», выпуская телеистории о переселенцах, вернувшихся к нормальной жизни. Легко ли отыскать героев для таких сюжетов? По Вашим данным, кого больше: тех, кому удалось влиться в жизнь «по-новому», или едва выживающих? Ваша оценка господдержки людей, потерявших кров, малую родину? Какие еще цели ставит парламентская платформа? Сколько депутатов она объединяет?

У государства нет стратегии поддержки переселенцев, а их более 1,6 млн человек, и в своих проблемах они предоставлены сами себе. Если раньше помощь была со стороны западных организаций, волонтеров, то сейчас этот поток в значительной мере иссяк. Созданная при моем участии парламентская платформа «Будущее Донбасса» состоит из 12 депутатов и не может заместить собой полное отсутствие внятной политики помощи государства переселенцам. Но мы делаем все, что в наших силах. При поддержке парламентской платформы и проекта Совета Европы «Усиление защиты прав внутренне перемещенных лиц в Украине» в «Украинской правде» опубликовали серию статей – вдохновляющие, положительные примеры того, как переселенцы обустроились на новом месте. Успешных примеров достаточно, но хочется, чтобы их было больше.

Нам удалось на 2017 год добиться выделения 100 млн грн на программу софинансирования такого жилья, когда 50 % стоимости новой квартиры оплачивает государство. 100 миллионов, конечно, мало, но мы будем добиваться увеличения этой суммы.

Занимаюсь я и другими проблемами переселенцев, которые фактически лишены нашим государством права голоса. Вместе с другими депутатами мы подали законопроект № 6240 – относительно избирательных прав внутренне перемещенных лиц. Я подал несколько поправок к новому Избирательному кодексу, о которых уже упоминал. Они касаются, в том числе, прав переселенцев. Предложил закрепить места в Верховной Раде за Донбассом и Крымом.

Со своей стороны, я буду и дальше вносить в парламент законодательные инициативы для конкретной помощи и облегчения процесса адаптации вынужденных переселенцев. Это самое малое, что могу сделать для 1,6 млн людей, покинувших родные места.

Недавно в Facebook Вы написали: «Марш так называемых «Национальных дружин» по Крещатику и вторжение людей в балаклавах на заседание Черкасского горсовета – очередное свидетельство глубокого кризиса нынешней власти. Фактически государству бросили вызов. А власть не смогла отреагировать на этот вызов достойно». Как, по-вашему, следует отвечать на подобные проявления радикального национализма?

Только государство имеет монополию на применение силы. Точка. Все «военизированные» общественные объединения могут заниматься деятельностью только в рамках закона и не имеют права на применение силы.

В свою очередь, полиция как будто не замечает происходящего, поэтому я и говорю, что фактически государству бросили вызов, а власть не смогла отреагировать на этот вызов достойно, ограничившись вялыми заявлениями и декларациями.

Украине нужна реформа правоохранительной системы, которая сделает улицы наших городов безопасными. Реформа, основанная на верховенстве права и строгом соблюдении законов. Украина должна стать страной, где насилие применяется исключительно ради обеспечения безопасности и правопорядка. И исключительно теми органами, которые уполномочены на это Конституцией и законами. Но те, кто пытается самостоятельно подменить эти институты собой, – те должны быть вне закона.

«Если мы копаемся в прошлом, мы никогда не построим будущего» – золотые, как по мне, Ваши слова. Правда, не в контексте насаждаемой идеологии. Но Вы берете еще выше: «Не хочу, чтобы Украина была представлена в мире как страна бандеровцев». Разве есть путь в противоположном направлении? Как Вы относитесь к политике искоренения «русского наследия» в теле-, радиоэфирах, школьных программах?

Я выступаю за постепенную и разумную украинизацию, а не директивную. Прежде всего, через культуру и искусство. Нужно создавать хорошие фильмы и мультфильмы на украинском языке, способствовать появлению качественной украинской музыки. Делать это мягко, не насаждая.

Именно так я поступаю в своем родном избирательном округе – в Мариуполе. Мы приглашаем различные этно-музыкальные коллективы с Западной Украины, которые собирают полные залы. Также наладили программу обмена студентами между мариупольскими и львовскими вузами. Мы должны искать точки соприкосновения, а не разъединения.

И результат виден в социологических опросах. Большинство населения Мариуполя дома говорит по-русски. Но почти все они считают себя украинцами.

Что бы Вы пожелали читателям нашего издания?

Я хочу пожелать читателям журнала быть информированными и получать от вашего издания только полезную информацию для принятия важных решений. Многие беды нашей страны от того, что у людей не хватает желания всерьез, глубоко изучить программы, предлагаемые кандидатами, и они голосуют на эмоциях. А нужен разумный, продуманный, сознательный выбор. А его гарантирует только владение информацией. Спасибо вашему изданию, что оно помогает людям получить такую информацию.


 

Сергей Тарута

Украинский предприниматель и меценат, народный депутат, основатель политической партии «Основа»

  • Родился 23 июля 1955 года в селе Виноградное Донецкой области.
  • В 1979 году окончил механико-металлургический факультет Мариупольского металлургического института (инженер-механик).
  • C 1979 года работал на ждановском (теперь – мариупольском) заводе «Азовсталь», в том числе – начальником отдела внешнеэкономических связей.
  • Основатель корпорации «Индустриальный Союз Донбасса» (сегодня в активе «ИСД» – Алчевский металлургический
  • комбинат, Алчевский коксохимический завод, Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского, Днепровский трубный завод, ФК «Металлург» и др.).
  • В 1998–2006 годах – депутат Донецкого облсовета, член постоянной комиссии по вопросам земли и естественных ресурсов.
  • В 1999 году окончил факультет менеджмента управления Донецкой государственной академии управления (менеджер внешнеэкономической деятельности).
  • В 2004–2005 годах – член Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины, сопредседатель Индийско-украинской торгово-промышленной группы.
  • Неоднократно входил в первую десятку списков самых богатых украинцев, составляемых известными деловыми
  • и общественно-политическими изданиями. В 2008 году журнал «Фокус» поставил Сергея Таруту на 8-е место в своем
  • рейтинге богатейших украинцев, оценив его активы в $2,65 млрд. В 2011 году миллиардер занимал 9-е место того же рейтинга с активами в $2,126 млрд.
  • Указом и.о. Президента Украины Александра Турчинова 2 марта 2014 года назначен губернатором Донецкой области.
  • В октябре 2014 года на досрочных парламентских выборах избран депутатом Верховной Рады Украины VIII созыва
  • от одномандатного избирательного округа №58 в Донецкой области.
  • Награжден орденами «За заслуги» ІІІ степени (2006), «За заслуги» ІІ степени (2009).
  • Женат, отец двух дочерей.
  • Сергей Тарута входит в число наиболее заметных отечественных меценатов – совместно с меценатом Сергеем Платоновым создал Музей исторического культурного наследия «ПЛАТАР». Увлекается коллекционированием предметов глубокой
  • старины (преимущественно трипольской и скифской культур). В свое время занимался футболом, велогонками, альпинизмом.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Что для Вас криптовалюта?

Виртуальные «фантики», крупная махинация вроде финансовой пирамиды - 42.4%
Чем бы она не являлась, тема требует изучения и законодательного регулирования - 22.9%
Новая эволюционная ступень финансовых отношений - 21.4%
Даже знать не хочу что это. Я – евро-долларовый консерватор - 6.7%
Очень выгодные вложения, я уже приобретаю и буду приобретать биткоины - 5.7%

Вы верите, что Надежда Савченко планировала устроить госпереворот, совершив теракт в Верховной Раде?

Нет, это фейки Генпрокуратуры, очередной спектакль для недовольного властью народа - 54.1%
Мне все равно. Жаль, что не осуществила заветную «мечту народа» - 14.9%
Нет. Все спланировано. Так из Надежды делают народного политика - 12.2%
Нет, но политик, открыто призывающий к госперевороту, должен сидеть - 9.5%
Да, она такая. Юрий Луценко не мог солгать с трибуны Верховной Рады - 8.1%