Задать вопрос специалисту

Приобрети журнал - получи консультацию экспертов

Вгору
Курс НБУ
EUR/UAH
31.26079
RUR/UAH
0.42617
USD/UAH
26.75521
BTC/UAH
7687.6636
 

Ликвидация последних милиционеров Украины: каких разборок ждать?

Posted Автор: Створено: в Блоги

В Украине не первый год говорится о необходимости создания единого органа по борьбе с налоговыми и финансово-экономическими преступлениями. В ВР зарегистрировано 2 законопроекта: «О Финансовой полиции» (в марте 2016-го) и «О Национальном бюро финансовой безопасности Украины» (в марте этого года). При этом, Налоговая милиция остается последним "милицейским подразделением" Украины, продолжает выполнять функциональные обязанности, хотя понятно, что дни службы с таким названием в декоммунизируемой и десоветизируемой стране сочтены. Впрочем, чего только в нашей стране не случается.

Напомню: в конце 2016 года при принятии Закона № 1797 («О внесении изменений в Налоговый кодекс») депутаты ВР «допустили» так называемую «техническую ошибку», чего-то там напутав в нумерации пунктов, что позволило Налоговой милиции сохранить статус-кво. Правда, произошло определенное сокращение всеукраинской службы: с более 5,4 до 4,5 тыс. «налоговиков-милиционеров».   

На ряд заявлений о нелегитимности этого органа начальник столичной налоговой милиции Игорь Скороход отвечал в марте 2017-го в интервью «Независимому АУДИТОРУ» (http://n-auditor.com.ua/uk/component/na_archive/1581.html?view=material), что сведения о том, что Налоговой милиции не существует, распространяют «те, кому выгодно так считать, так как у них не совсем все хорошо с уплатой налогов». Он также заявил, что многочисленные рассказы о давлении на бизнес и про "отжатые" бизнеса не соответствуют действительности. Подчеркнул, что в бюджет от Налоговой милиции поступает гораздо больше средств, чем от всех силовых подразделений, осуществляющих борьбу с экономическими преступлениями, вместе взятых.

Насчет планировавшегося тогда преобразования структуры в Службу финансовых расследований он ответил, что обсуждать пока что нечего, какого-либо конечного варианта законопроекта о Службе финансовых расследований нет, а что касается тех законопроектов, которые были доступны для изучения, у него сложилось мнение, что разрабатывающие реформу люди не имеют ни глубоких познаний, ни практического опыта работы, поэтому у них ничего путного не выходит. «Нельзя проводить реформы, которые вместо решения проблем усугубляют старые и порождают новые», -- заявил Игорь Скороход.

***

В пояснительной записке к законопроекту №4228 «О Финансовой полиции», который в марте 2016-го зарегистрировал в ВР авторский коллектив во главе с народным депутатом от "Самопомочі" Татьяной Остриковой, приводится другой взгляд на деятельность Налоговой милиции. Приведем пример: «В 2015 году органами налоговой милиции было зарегистрировано 1717 уголовных производств относительно умышленного уклонения от уплаты налогов и сборов. В то же время, сообщения о подозрении вручены в 175 производствах, а в суд с обвинительным актом передано только 50 производств.

Разница между фактическим экономическим эффектом от деятельности Налоговой милиции при расследовании преступлений в 2015-м (фактически взыскано в бюджет 520 млн грн.) и средствами, затраченными государством на содержание этого органа (553 млн грн.) составляет минус 33 млн. грн. Таким образом видно, что расходы государства на содержание 5437 работников Налоговой милиции превышают экономический эффект от их деятельности».

***

Почему же с таким скрипом пробиваются законопроекты о создании единой службы по расследованию финнарушений? Не связано ли это с тем, что что в ее создании не заинтересованы сами же «финансовые контролеры», которые худо-бедно, но мирно делят рынки «обналичек», «нарушителей налогового законодательства», «бюджетных афер», и ни Нацполиция, ни СБУ, ни НАБУ, ни Генпрокуратура не хотят терять свои «кормушечные» сегменты? А вот закрепление лакомых сфер под одной «вертикалью» может привести к понятным потрясениям, к переделу сфер влияния.

Однако создания единого центра требует еврореформа, международные доноры, норма об этом прописана в Коалиционном соглашении. Точно так же, как «конвертационные центры», по данным некоторых экспертов, за последние годы переведены под единую «крышу», то же должно произойти с борцами за финансовую чистоплотность. 

***

19 марта этого года зарегистрирован решительный законопроект №8157 «О Национальном бюро финансовой безопасности Украины», автор – глава комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина, которая ранее заявляла, что готовила законопроект по поручению президента. В этот же день документ был раскритикован депутатом БПП Мустафой Найемом.

«В Верховной Раде зарегистрирован законопроект о создании еще одного правоохранительного органа, который будет курировать бизнес… Новый орган будет находиться в вертикали Президента, а не Кабинета министров. Решение о назначении и увольнении главы НБФБ будет принимать лично глава государства по предложению комиссии из девяти человек...»

Но что больше всего смутило депутата, что «законопроект не предполагает ликвидацию департаментов расследования экономических преступлений в СБУ, Фискальной службе, Нацполиции и ГПУ" и что "в документе нет никаких ограничений при приеме на работу бывших сотрудников этих департаментов..."

Далее Мустафа Найем пишет: «Из самого рискованного. Законопроект предполагает внести в Уголовный кодекс новую статью 190-1, которую будет расследовать исключительно НБФБ -- присвоение, растрата и завладение бюджетными средствами путем злоупотребления служебным положением. «Инновация» состоит в том, что на данный момент эти правонарушения относятся к подследственности НАБУ. Что важно, НБФБ будет наделено правом запрашивать любую информацию, в том числе, материалы досудебного расследования у любых других правоохранительных органов -- от Нацполиции до НАБУ».

В чем же именно здесь риск? В том, что некие дела о госхищениях отойдут от НАБУ? Это смертельно? Налогоплательщикам ведь все равно, под чьим началом будут расследоваться эти дела, лишь бы расследовались эффективно. И чем не устраивает депутата право запрашивания фискальным органом информации у других служб? -- разве госорганы не должны вести борьбу с преступностью и коррупцией единым фронтом?

Что в приоритете у депутата – интересы НАБУ или интересы страны?

В конце «фейсбук-выступления» он обратился к премьер-министру Украины: «У меня нескромный вопрос... Уважаемый Владимир Борисович, а где текст законопроекта о Службе финансовых расследований, который был утвержден Кабинетом министров более года назад, но по непонятной причине, до сих пор не подписан и не направлен на рассмотрение Верховной Рады?»

***

А, действительно, что случилось с законопроектом о СФР? Изучение открытых материалов показывает, что ничего особенного с ним не случилось. Сперва депутатский Закон о Финансовой полиции трансформировался в законопроект о Службе финансовых расследований (который не дотянули до регистрации в ВР), а уже законопроект о СФР трансформировался в законопроект о НБФБ. Вот как это происходило.

Впервые законопроект о реформе налоговой милиции от Минфина был подготовлен еще в сентябре 2016 года, но вскоре получил негативные выводы Минюста. Уже тогда эксперты указывали на «вопросы подчиненности», которые станут главным яблоком раздора между структурами, курирующими финансы и крупный бизнес. По версии Минюста, законопроект Минфина не соответствовал Конституции, противоречил Конвенции о защите прав человека, практике Европейского суда по правам человека. Критика Минюста -- 25 страниц текста о том, что законопроект требует доработки согласно десятку документов. Поспорили насчет необходимой численности «новых финполицейских»: Минфин предлагал цифру 2 500 сотрудников, Минюст – 3 500.

В конце января 2017-го Владимир Гройсман поручил в двухнедельный срок подготовить концепцию нового органа.

В феврале 2017-го министр финансов Александр Данилюк заявил о выполненном задании и что согласно концепции будущая структура будет называться Службой финансовых расследований.

«Налоговая милиция должна быть окончательно ликвидирована! Работа СФР будет не силовой, а аналитической. СФР будет демилитаризирована: будут специальные звания, не созвучные с военными, не будет униформы. СФР будет подчиняться Минфину», — описывал концептуальные решения Данилюк. Заявлялось, что служба будет работать над широчайшим спектром дел, в том числе касающихся порядка финансирования политических партий, оборота подакцизных товаров, выпуска и оборота ценных бумаг. Уже тогда министр финансов отдельно указал, что те «преступления, что входят в подследственность НАБУ», у НАБУ отнимать не будут.

В марте СМИ сообщили, что Кабмин одобрил законопроект Данилюка как правительственный, а министр финансов выступил с заявлением, что в Налоговой милиции, в основном, работают «выжималы», как он изволил выразиться. «Настоящих изменений не будет, пока в организации работают люди, которые выжимают деньги из бизнеса», -- отметил Данилюк в интервью ВВС.

В те же дни автор депутатского законопроекта "О финансовой полиции" Татьяна Острикова поясняла, что минфиновский законопроект "О Службе финансовых расследований" на 80% повторяет текст ее законопроекта, который «не рассматривается в Парламенте из-за отсутствия политической воли и нежелания правоохранительных органов передавать полномочия в сфере борьбы с экономическими преступлениями единому правоохранительному органу».

А переадресацию правительственного законопроекта в Комитет Южаниной премьер-министр объяснил в сентябре 2017-го года в кулуарах 14-й ежегодной встречи YЕS:

«Мы ожидаем, что на базе Комитета с учетом предложений правительства, которые наработаны Министерством финансов, будет предложен нормальный европейский закон. И мы ликвидируем экономические подразделения СБУ, МВД… По ГФС – это борьба, которую мы должны выиграть».

Владимир Гройсман неоднократно подчеркивал: «Нам нужно ликвидировать полномочия Службы безопасности Украины, Национальной полиции, Налоговой полиции, прокуратуры в сфере предпринимательства и бизнеса… чтобы эти органы не имели права приходить к предпринимателям и их проверять».

И тут Найем заявляет, что законопроект Южаниной не предполагает ликвидацию департаментов расследования экономических преступлений в СБУ, Фискальной службе, Нацполиции и ГПУ. Как понимать?

***

Презентуя свой законопроект, Нина Южанина вновь подчеркнула, что вопросы финансовой безопасности государства сегодня распылены между различными правоохранительными органами, а функционирование Налоговой милиции в составе ДФС Украины дает возможность использовать ее для давления на бизнес.

В Европе существуют разные варианты полной интеграции правоохранительных функций по противодействию экономической преступности: служба может находиться в структуре министерства внутренних дел или в структуре министерства финансов. Но по мнению Нины Южаниной, НБФБ «должен быть максимально независимым от всех государственных органов, которые по своему функционалу являются распорядителями бюджетных средств».

«Учитывая уровень коррупции в Украине, НБФБ не может быть подчинен ни КМУ, ни одному из центральных органов исполнительной власти», -- пояснила глава Комитета.

Естественно, Нина Южанина делает акцент на то, что новый орган будет противодействовать преступлениям в бюджетной сфере «не путем преследования отдельных субъектов, как это делается сегодня налоговой милицией, а путем:

-- выявления системных негативных явлений и процессов в экономике,

-- сбора доказательств и фактов относительно преступных схем,

-- выявления их реальных фигурантов,

а уже потом, на основании глубоких аналитических исследований открытие уголовных производств…»

Красивые слова, но, думаю, руководители сегодняшней Налоговой милиции могут положа руку на сердце сказать, что именно на таких принципах и основана их работа.

Фактически в законопроекте речь идет о создании новой структуры вместо Налоговой милиции.

«Больше органов не станет, -- пишет Н. Южанина в "Фейсбук". – После создания НБФБ существование налоговой милиции станет незаконным и нецелесообразным. Для ликвидации налоговой милиции необходимо провести определенные процедуры, которые потребуют времени. Например, закончить все начатые налоговой милицией уголовные производства, уволить работников, передать имущество, решить множество других юридических, административных и хозяйственных вопросов».

Для отваживания же подразделений СБУ и МВД от «экономического пирога» законопроектом предлагается «мягкий вариант», без стрельб. Подразделения по экономическим преступлениям насильно ликвидироваться не будут, но будут внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс о передаче в компетенцию НБФБ всех преступлений в сфере публичных финансов и запрета всем правоохранительным органам выходить за пределы своих полномочий. «Это означает, -- поясняет Нина Южанина, -- что в связи с расследованием экономических преступлений предприниматели будут иметь дело только с одним НБФБ». То есть подразделения по борьбе с экономическими преступлениями СБУ, МВД, Генпрокуратуры, по замыслу, должны зачахнуть самостоятельно.

Однако есть мнение, что за изменения в УПК, лишающие эти органы возможности «курировать» бизнес, в депутатском корпусе не найдется большинство голосов.

На вопрос, чем же новая структура будет отличаться от НАБУ, где также расследуются крупные финансовые преступления, помощница Н. Южаниной Ольга Германова пояснила в «Фейсбук»: «Если просто: НАБУ будет заниматься топ-чиновниками, НБФБ -- топ-схемами экономических преступлений против государства». Как будет проводиться разграничение между топовым крупным вором и его помощниками, реализующими "гениальные" схемы, остается малопонятно.

0
Для додавання та перегляду коментарів увійдіть спочатку на сайт з ім'ям користувача та паролем.

Что для Вас криптовалюта?

Виртуальные «фантики», крупная махинация вроде финансовой пирамиды - 41.6%
Новая эволюционная ступень финансовых отношений - 24.1%
Чем бы она не являлась, тема требует изучения и законодательного регулирования - 21.6%
Даже знать не хочу что это. Я – евро-долларовый консерватор - 6%
Очень выгодные вложения, я уже приобретаю и буду приобретать биткоины - 6%

Вы верите, что Надежда Савченко планировала устроить госпереворот, совершив теракт в Верховной Раде?

Нет, это фейки Генпрокуратуры, очередной спектакль для недовольного властью народа - 54.4%
Мне все равно. Жаль, что не осуществила заветную «мечту народа» - 16.4%
Нет, но политик, открыто призывающий к госперевороту, должен сидеть - 11.9%
Нет. Все спланировано. Так из Надежды делают народного политика - 10.2%
Да, она такая. Юрий Луценко не мог солгать с трибуны Верховной Рады - 6.6%